Томас Каллио, Flow Festival: «Наш хедлайнер – публика»

Flow Festival в Хельсинки проводится уже 13 лет и за последние годы стал у россиян, пожалуй, самым популярным музыкальным фестивалем Европы – этим летом его посетили больше тысячи жителей Санкт-Петербурга, Москвы и других российских городов. Во-первых, это связно с транспортной доступностью: к примеру, из Северной столицы до столицы Финляндии можно доехать всего за 6-7 часов. Кроме того, в связи с высоким курсом евро организаторы Flow устанавливают специальные фиксированные цены для покупателей из России – в точках продаж Radario как официального распространителя билетов на фестиваль абонемент на все три дня в 2016 году стоил 9900 рублей (для других стран – €175).

Об особенностях организации фестиваля, формировании бюджета и лайн-апа в интервью LIVE Communication Magazine рассказал художественный руководитель Flow Томас Каллио – публикуем перевод самых интересных моментов материала.

Фото: Константин Кондрухов
Фото: Константин Кондрухов

«Самый ли это крутой фестиваль в мире?» – интересуется журнал Forbes. Возможно, это так. Все началось в 2004 году, когда музыкант и продюсер Томас Каллио вместе с группой своих друзей решил организовать фестиваль, на который они сами бы с удовольствием пришли. В течение нескольких последующих лет Flow превратился в полномасштабный праздник музыки и искусств, который собирает около 75 тысяч гостей.

Фото: Pasi Kostiainen
Фото: Pasi Kostiainen

– В этом году Flow проводится в тринадцатый раз. Многие заметили, что в определенный момент, примерно в 2008-2009 годах, фестиваль начал быстро приобретать популярность. На ваш взгляд, какие факторы роста известности фестиваля были решающими?

– Нашей отправной точкой был контент. В 2004 году мы поняли, что фестиваля, на который мы бы очень хотели сходить сами, просто не существует. Поэтому мы решили создать что-то, что нравилось бы нам самим в нашем регионе. И сейчас мы остаемся верными этим корням и этой идее. Мы хотим создавать качественную комбинацию контента: музыки, искусства, еды, всего, что пришлось бы нам по вкусу.

Мы не идем на компромиссы. Если ваш образ мышления совпадает с нашим, то вам, скорее всего, понравится Flow. Наш фестиваль – это комбинация различных направлений. В какой-то мере он больше напоминает фестиваль искусств, чем традиционный музыкальный фестиваль, основной целью которого является продажа билетов.

– Flow однажды назвали «бутик-фестивалем» – относительно маленьким, милым и особенным. Как вы относитесь к такой оценке, применима ли она к фестивалю сегодня?

– На мой взгляд, понятие «бутик» означает предлагать каждому наилучший сервис и позитивный опыт. Для меня каждый посетитель фестиваля – это клиент, которому я стараюсь предоставить настолько хороший сервис, насколько это возможно.

В случае Flow мы говорим о 25 тысячах посетителей в день. На этом уровне мы в состоянии позаботиться о наших посетителях. К примеру, мы повысили уровень ресторанного обслуживания – теперь у нас около 40 точек питания. Необходимо масштабно думать об услугах и их качестве. В любом случае, существенное увеличение аудитории не является нашим приоритетом.

Фото: Samuli Pentti
Фото: Samuli Pentti

– Позиционируете ли вы Flow как передовой фестиваль, который наряду с другими локальными фестивалями представляет малоизвестных музыкантов большой аудитории?

– Для нас очень важно привлекать таких артистов. Например, экспериментальных музыкантов, выступающих на нашей сцене Other Sound, представителей электронной музыки и диджеев, организовывать акустические выступления музыкантов направления world music на Balloon Stage.

У нас есть команда из шести человек, которая исследует различные стороны современной музыкальной индустрии, чтобы каждый год наполнять фестиваль лучшим контентом. Для множества наших постоянных посетителей эти исполнители также важны, как и громкие имена в афише.

– Расскажите об организационной структуре Flow. Как художественный руководитель вы контролируете музыкальную программу фестиваля, но для создания подобного события необходимо гораздо больше.

– Наш управляющий директор Суви Каллио отвечает за HR-направление и офис. Также у нас есть совет директоров, который состоит из меня, Суви и Тони Рантанена, третьего акционера фестиваля, который также отвечает за букирование артистов электронной музыки. В основном, все стратегические решения мы принимаем в этом составе.

Когда дело доходит до организационных вопросов, мы привлекаем в офис определенное количество ключевых сотрудников. В течение года их обычно шесть, но ближе к фестивалю их число увеличивается до 15-20. Во время фестиваля на различных позициях работает около 1200 человек плюс 700-800 волонтеров, то есть в общей сложности приблизительно 2000 человек.

Фестивалю Flow удается сохранять баланс между популярными, интеллектуальными, культовыми и передовыми исполнителями со всего мира. Вы будете разрываться на части, пытаясь увидеть все крутые всемирно известные группы, а также представителей финской indie, джазовой и электронной музыки. Обратите внимание на самые яркие имена в программе 2016 года: New Order, Morrissey, Massive Attack, Sia, Iggy Pop, FKA Twigs, Jamie XX, Four Tet, M83, Savages, William Basinski, Hercules & Love Affair, Anohni, Chvrches, Jimi Tenor, Jaakko Eino Kalevi, Death Hawks и многие другие.

– Я заметил, что над созданием Flow, как и других финских фестивалей, работает достаточно маленькая команда. Это локальная особенность?

– Да, я думаю, что это финская традиция. Фестивали здесь в основном работают за счет привлечения волонтеров. Так мы разумно снижаем бюджет, и это позитивно отражается на стоимости билетов, фестиваль становится доступным. Изначально нашей идеей было создать фестиваль для местного населения – людей, которые живут поблизости.

Сейчас же мы стараемся использовать мировой опыт и подход к организации, так как мы уже вышли на международную арену. Здесь совсем другая ситуация. Необходим больший бюджет и увеличение цены на билет, чтобы покрыть продакшн, гонорары артистам и оплату труда профессионалов, которые работают над фестивалем.

Я думаю, что наш локальный подход будет меняться, так как внутри фестиваля появляются все новые и новые события. Однако, как я уже сказал ранее, финская фестивальная традиция подразумевает привлечение волонтеров, не раздутый бюджет и разумные цены для посетителей.

Фото: Samuli Pentti
Фото: Samuli Pentti

– Можем ли мы сейчас назвать Flow настоящим международным фестивалем не только в плане программы, но также с точки зрения аудитории, ведь многие приезжают на фестиваль из Северной Европы и России?

– Основной поток международных гостей приезжает к нам из Великобритании, России и немецкоговорящих стран. Мы также работаем с PR-агентством во Франции и привлекаем внимание гостей, живущих в этом регионе, вплоть до Италии. Эстония расположена к нам близко, гости оттуда также составляют крупную часть нашей аудитории.

Странно, но из Латвии и Литвы у нас практически не бывает посетителей. Возможно, это зависит от особенностей местной экономики – мы вполне можем оказаться слишком дорогим фестивалем для жителей этих стран. Мы надеемся, что в будущем увидим и эту публику на фестивале, ведь мы бы хотели собрать гостей со всего Балтийского региона.

Если говорить о России, то в 2015 году оттуда к нам приехало около 1000 гостей, что очень неплохо. Усилия по привлечению аудитории из других стран соответствуют нашим ценностям. На наш взгляд, аудитория также важна, как и любой другой контент фестиваля. Посетители представляют собой «племя Flow», собрание людей. Чем более интернациональным, свежим и интересным становится это собрание, тем лучше.

Мы стараемся, чтобы у гостей Flow оставались лучшие впечатления, и хотим, чтобы люди действительно наслаждались компанией друг друга, и это были не только жители Хельсинки, которые и так видятся ежедневно. Для нас важно, чтобы аудитория из далеких мест увидела то, что мы делаем, и пережила с нами этот опыт. В этом ключе именно публика является хедлайнером фестиваля.

Фото: KopterCam
Фото: KopterCam

– Опишите, как в вашем случае осуществляется процесс букирования музыкантов?

– Это практически непрекращающийся процесс, и мы каждый год начинаем его все раньше и раньше. У нас уже сейчас есть утвержденные артисты на 2017 год, такого раньше никогда не случалось. Важно иметь возможность заявить хотя бы несколько имен до Рождества. Такое раннее букирование обычно связано с наиболее известными исполнителями, спрос на которых очень велик. Основной процесс начинается осенью, а самый активный период приходится на январь и февраль.

– Как формируется бюджет Flow? Обычно он состоит из продаж билетов, спонсорских и партнерских средств. Каково соотношение в вашем случае?

– В самом начале нам приходилось рассчитывать на правительственные гранты и отношения с властями города Хельсинки. Это составляло относительно маленькую, но очень важную часть нашего бюджета. Сейчас государственное финансирование – наименьшая часть бюджета, около 0,5%. Основной доход мы получаем от продажи билетов, это составляет 70% бюджета. Оставшиеся 30% – спонсорские средства и выручка от продажи еды и напитков. Я бы сказал, что спонсорские вливания составляют около 17%, остальное мы получаем от ресторанов и баров.

Основной доход мы получаем от продажи билетов, это составляет 70% бюджета. Оставшиеся 30% – спонсорские средства и выручка от продажи еды и напитков.

– Какой подход у Flow к работе со спонсорами и партнерами?

– Изначально была идея соединить все интересные бренды и потенциальных партнеров из Финляндии, особенно из Хельсинки. На самом деле, некоторые из них – например, дизайнерские компании – не обладают ресурсами для сотрудничества, необходимыми нам. Сейчас соотношение международных и финских брендов примерно 50/50. Мы сотрудничаем с крупными международными компаниями, такими как American Express, Toyota и Clear Channel.

Если честно, было бы отлично сотрудничать с отборными финскими брендами, но, к сожалению, сейчас это невозможно. В то же время, бренды, с которыми мы работаем, разделяют нашу идеологию и могут предоставить нашим посетителям дополнительный контент, а не только логотип, что придает большую ценность фестивалю.

Фото: Константин Кондрухов
Фото: Константин Кондрухов

– Район Сувилахти в Хельсинки ассоциируется с фестивалем Flow. Я знаю, что ведутся дискуссии по поводу переноса фестиваля в другое место, так как срок аренды истекает в 2017 году. Что будет дальше?

– Это часть нашей с Суви работы – продолжать диалог с правительством Хельсинки и пытаться принимать участие в планировании городской среды, в частности в этом конкретном районе. Нам не очень нравится, как используется эта область во время, свободное от проведения фестиваля. Сейчас там достаточно скучно. Мы думаем, что этот район мог бы стать процветающим центром во многих отношениях. Посмотрим, что будет дальше.

– Могли бы вы описать Flow в трех предложениях?

– Это фестиваль, основой которого является вручную выбранный контент: мы предлагаем элементы креатива в любом его проявлении. Также я могу сказать, что Flow старается не реагировать на изменения в мире, а предвосхищать их. Мы пытаемся изобретать новые вещи, которых до нас никто не делал, и понуждать людей мыслить в новых направлениях. Третье, что я хочу отметить, это контраст огромного и маленького, близкого; на фестивале есть как большие сцены, так и маленькие уютные зоны, которые могут удивить гостей своим декорациями. Все, что я перечислил выше, очень важно для нас.

Интервью: Макс Хаген, редактор LCM

 

Об особенностях технической поддержки Radario по продаже билетов фестиваля для русскоязычной аудитории можно прочитать здесь.

Платформа Radario для концертов и шоу готова к использованию площадками и фестивалями любого размера и для любого количества зрителей – зарегистрируйтесь, чтобы использовать систему уже сейчас.

Оформляйте подписку на блог Radario и будьте в курсе всех наших новостей.